БЛОГ

Из Канн в Одессу

Люмьер!

Каннский фестиваль ближе к Одессе, чем может показаться. В четверг на ОМКФ состоялось, пожалуй, одно из главных событий кинофестиваля – демонстрация 98 отреставрированных фильмов братьев Люмьер. Сопровождал их комментариями лично Тьери Фремо, директор Каннского фестиваля, директор института братьев Люмьер в Лионе. Показ, лаконично озаглавленный «Люмьер!», видели до нас лишь кинопрофессионалы в Каннах, одесситы – первые в мире зрители, которым показали уникальные кадры, да еще и с живыми, ироничными и остроумными комментариями одного из тех, кто формирует тенденции современного кинематографа.
Перед показом Тьери Фремо поделился с журналистами своими мыслями по поводу фестивалей и национального кино.
Тьери Фремо, директор Каннского фестиваля. Фото Катерина Кипер

О фестивалях вообще и ОМКФ в частности:
— Фестивали необходимы. Благодаря фестивалям кино продолжает развиваться. Это тот же процесс, что и в музыке. Певец может ездить из города в город, и с каждым следующим шагом растет его популярность. Так же и для режиссера – чем больше фестивалей, тем больше известности. Сегодня это важно. Кроме того, важно качество аудитории, качество прессы, заинтересованность людей, которые присутствуют на фестивале. Знаете, на некоторых пресс-конференциях в Каннах меньше людей, чем здесь сейчас у вас (на пресс-конференции Тьери, — прим. авт.).

Пресс-конференция Тьери Фремо. Фото Катерина Кипер

О национальном кино:
— Сама идея кино, которую братья Люмьер заложили вначале – кино принадлежит миру. Они снимали свои фильмы по всему миру, и благодаря им в какой-то степени мы живем в одном мире, мире объединяющих нас изображений. Да, я большой поклонник американского кино, я считаю, что оно лучшее в мире. Но образы из других стран нам важны не менее. Неинтересно жить в мире, где все состоит только из французских или американских фильмов. Я был очень рад, когда фильм Лозницы, например, попал в Канны, это замечательно, что к нам попадают режиссеры из Мексики, Турции, Румынии. Кстати, я думаю, что у Румынии сейчас лучшее кино. Все страны, которые мы принимаем в Каннах, нам интересны, если они привозят хорошие фильмы.
Единственная вещь, которую я могу посоветовать украинскому кино – будьте собой. Вспоминаю в связи с этим слова Джона Форда – будьте более локальным, чтобы быть универсальным. Чем более фильм украинский, чем более украинцы вы, тем лучше для нас. Худшее, что может быть, когда мы собираемся в Каннах посмотреть, например, русский, украинский, латиноамериканский фильм, а он снят на английском. Нельзя требовать от режиссера из неанглоговорящей страны снимать на английском языке, это то же, что и требовать от писателя писать на неродном языке. Понятно, что есть рынок. Но всё же!

О работе на Каннском фестивале:
— Для меня большая честь работать каждый год на Каннском фестивале, у меня сложная работа – приходится выбирать фильмы. Сложность в том, что вы не можете как-то оправдать свой выбор, объяснить, почему вам что-то понравилось, потому что следующий вопрос будет – а это почему не понравилось. Поэтому наше право – делать то, что мы хотим, и мы ничего не объясняем. Безусловно, если ко мне подойдет режиссер и спросит, почему мы не выбрали его фильм, я изложу ему критерии. Но он в любом случяе будет разочарован. Это как в любви – нельзя объяснить, почему вы любите кого-то, а кого-то нет.
Но в то же время я постоянно сталкиваюсь с чудесами, с творчеством, инновациями. Лучший подарок в Каннах – это новые открытия. В этом году самым большим открытием стал Ласло Немеш (венгерский режиссер-дебютант, его картина «Сын Саула» получила 4 приза фестиваля, — прим. авт.), это очень сложный, тяжелый фильм о Второй Мировой войне, и это его первая работа. Само по себе замечательно, что в Канны может приехать режиссер-новичок и поделиться такими эмоциями.

Тьери Фремо. Фото Катерина Кипер.

15.07. 2015

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Spam Protection by WP-SpamFree