БЛОГ

Иранский путь: мультяшный андеграунд и настоящее искусство

Вторник на ОМКФ прошел под флагом Ирана. Две картины, «Атомное сердце» молодого режиссера Али Ахмадзаде в международном конкурсе и «Такси» титулованного Джафара Панахи в программе Фестиваль фестивалей, задали тон всему дню и нарисовали характерный (ударение на второй слог) портрет современного Ирана.

Атомное сердце

В «Атомном сердце» все могло бы быть довольно статично – действие происходит по большей части в автомобиле, в котором главные героини едут с вечеринки, но появление странного персонажа разрушает понятный ход вещей. Человек с внешностью Джорджа Клуни (кстати, все герои здесь обладают голливудской внешностью) оказывается существом из иного мира, и события начинают развиваться непредсказуемо. Впрочем, неважна канва, суть в диалогах, которые должны дать нам представление о том, что думают и чувствуют современные молодые иранцы. «Атомное сердце» снято стильно, и в этом, пожалуй, кроется подвох – слишком красиво для того, чтобы поговорить о важном, о том, что действительно волнует иранское общество.
«Такси» Джафара Панахи и он сам собственной персоной

Джафар Панахи, напротив, совершенно искренен. Его картина наделала шуму в Берлине, как результат – Золотой медведь в 2015 году. Режиссеру запрещено снимать кино 20 лет, он находится под домашним арестом, но, тем не менее, снимает свои картины и контрабандой передает их на фестивали. Он – совершенно заслуженно гуру современного иранского кинематографа. Новая работа Панахи «Такси» — как раз вот тот самый портрет современного Ирана. Режиссер изобретателен. Он садится за руль такси и отправляется колесить по Тегерану. Его камера установлена на лобовом стекле, она способна поворачиваться и время от времени видит водителя, его пассажиров и дорогу. В такси садятся самые разные люди, у них разные истории, и они рисуют нам разные стороны жизни этой страны. Режиссера часто узнают (а он, и правда, в Иране большая знаменитость), и все вместе они проводят, казалось бы, ничем не примечательный день, но из него мы узнаем о нынешнем Иране больше, чем из надуманного «Атомного сердца».

Однако оба фильма практически внахлест (составители программы ОМКФ знают, что делают) как раз и формируют взгляд.
Джафар Панахи – истинный борец с системой, бесстрашный воин интеллектуального фронта, потому и подвергается гонениям, что абсолютно открыто и честно говорит о лицемерии иранской власти. Он из тех немногих, кто совершает тихие революции – меняет общественное сознание, заражает вирусом сомнения.

Али Ахмадзаде, режиссер «Атомного сердца»

А вот его молодой коллега, скорее, относится к поколению стиляг. Им тоже кажется, что их фильмы, картины, книги, образ жизни – это форма протеста. Но к настоящему противодействию они на самом деле не готовы. Они встроились в систему, нашли в ней лазейки и существуют в этих комфортных конформистских рамках, чувствуя себя андеграундом. Кстати, это слово часто звучит в речи Али Ахмадзаде, характеризуя образ жизни его окружения. Иранская молодежь играет в диссидентство, не сосредотачиваясь на глобальном. Это не значит, что они не способны снять достойное кино, но тогда им придется выйти из сумрака и занять место рядом с Панахи.

Впрочем, феномен иранского кинематографа потому и существует, что все его творцы так или иначе находятся в равных условиях – снимают кино без какой бы то ни было поддержки, за собственные деньги, часто скрываясь от закона и не получая проката в своей стране, потому оно изначально малобюджетно, изобретательно и перспективно. И в очередной раз провоцирует вопрос – неужели настоящее искусство возможно лишь в тоталитарных обществах?
14.07.2015

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Spam Protection by WP-SpamFree