БЛОГ

Долгие светлые дни

«В цвету»

В который раз задумываюсь о том, как все-таки интересно смотреть кино, отображающее некий национальный дух. Я не лубочные картинки имею в виду. Речь о глубоких традициях, о культуре той или иной страны, о том, с помощью каких средств мы это ощущение страны, нации считываем с экрана. Конкурсный фильм Наны Эвктимишвили и Симона Гросса «В цвету» (оригинальное название «Долгие светлые дни») – кино, в котором неуловимо присутствует грузинское настроение. Это грустная лента о времени, которое мы все пережили, времени перемен, сомнений, неопределенности, времени, в котором Грузии досталось, наверное, больше всех бывших советских республик. 1992 год, война в Абхазии, очереди за хлебом, бедность, озлобленность, нищета в каждой отдельно взятой семье и стране в целом.
А им всего по 14. И детство стремительно кончается. Отец Эки в тюрьме, люди говорят, он убил отца Коплы – мальчишки, который постоянно обижает Эку. Натины родители ежедневно ругаются, отец пьет и терроризирует всю семью. У Наты есть поклонник, он подарил ей пистолет с единственным патроном, чтоб она могла себя защитить, а еще есть ухажер, который не дает ей проходу. В конце концов он похищает девочку, и ее выдают за него замуж. А Эка даже не знает, как со всем этим быть – ей кажется, что ее подруга не должна позволять так с собой обращаться. Но это страна с традициями, с веками воспитанным уважением к старшим, с совершенно определенным местом женщины в обществе. И поэтому всё в конце концов останется, как есть. Мы не узнаем, будет ли наказан новоявленный муж Наты за убийство ее поклонника, не узнаем, как сложится дальнейшая жизнь девочек, мы поймем только, что они выросли, и вместе со всей Грузией будут как-то карабкаться в лучшие времена.
В фильме замечательная музыка. Заглавная песня принадлежит знаменитому Отару Рамишвили, и как говорит режиссер, пусть и не была самой популярной в 90-е, но очень точно передала настроение картины. Еще один яркий момент – танец Эки на свадьбе у своей подруги. Танец сосредоточенный, очень национальный, мужской, и совершенно пронзительный. Все-таки как важно художнику (режиссеру, в данном случае) обладать внутренним чувством такта – так сложно не переборщить с национальным колоритом. И когда в результате всего оказывается в меру – ни на миллиметр больше, ни на миллиметр меньше, насколько полноценным и целостным становится произведение.
Мириам Бокерия, Лика Баблуани

Не пресс-конференции журналистов ждал сюрприз – в Одессу на фестиваль приехала не только режиссер, но и обе юные актрисы, кстати, совершенно непрофессиональные, но прекрасно справившиеся со своей задачей.
Немного прямой речи.

Нана Эвктимишвили, режиссер: Я не делала автобиографическую картину, не хотела рассказывать о своей жизни (режиссер 1978 г. рождения. В 1992-м ей было столько же, сколько ее героиням, – прим. авт.). Но, безусловно, есть связь с моим личным опытом, с тем, что происходило с моей семьей, с моими друзьями. Мне хотелось показать, какие люди грузины, как они говорят, как живут, как чувствуют. Мне тогда тоже было 14, и я не ощущала тяжести в то время, жизнь не казалась мне мрачной, было легко, радостно, со мной были мои друзья. Потому картина и называется «Долгие светлые дни». Я хотела показать чувства этих юных девушек, сосредоточиться на их переживаниях, эмоциях.

Лика Баблуани (Эка): В каждой семье в то время были какие-то проблемы. Я очень многое узнала, благодаря тому, что сыграла эту роль о девочке в тогдашней Грузии. Меня нашли в школе, кастинг был интересным, но и утомительным. Съемки были непростыми для меня, я уставала, но мне все это очень нравилось. Я думаю, у меня есть нечто общее с моей героиней. Мы обе упорные. Если у меня что-то на уме, и я что-то хочу сделать, я сделаю обязательно.

Мириам Бокерия (Ната): Меня увидели на улице, пригласили на кастинг, он длился примерно год. Мы долго готовились, были этюды, мы проигрывали все сцены со всеми партнерами. Я ничего не знала о том времени, наши родители знали, и они рассказывают о нем с очень большой болью. Моя героиня очень похожа на меня, но она делает много того, чего я бы не смогла – выйти замуж непонятно за кого, носить с собой оружие, играть с оружием. Главное, чем мы сегодня отличаемся от тех девушек – мы уже не хотим в таком раннем возрасте создать семью.

Нана Эвктимишвили, режиссер (отвечая на вопрос о современном грузинском кино): Да, грузинское кино на подъеме. Многие грузинские режиссеры моего поколения уже сняли свой первый фильм и работают над вторым. Конечно, сложно найти денег, но наше поколение хочет что-то сказать, мы хотим сделать что-то полезное. Было непросто собрать денег для фильма, у меня была поддержка из Германии («В цвету» — удачный пример ко-продукции, – прим. авт.). Но было важно получить денег и из Грузии, потому что это грузинская картина в первую очередь. У Национального Центра кинематографии в Тбилиси очень небольшие финансовые возможности, но они все-таки поддержали наш проект.
В Грузии очень эмоциональные люди, когда я там, я тоже становлюсь частью этой истерии, я люблю жить в Тбилиси. Но я не вижу Грузию как рекламную картинку, мне это не близко. Я интересуюсь людьми, их судьбами, я создаю персонажи, которые что-то чувствуют, и рассказываю о них. Мой новый проект – про Грузию сегодняшнюю. Это история одной большой грузинской семьи в Тбилиси.

И еще несколько слов в завершении. Они изумительно красивые, эти грузинские девочки. Все втроем вместе с режиссером они похожи на точеные статуэтки из черного дерева, они сами — произведение искусства и кажутся существами из какого-то иного мира. Кто знает, сделают ли юные актрисы карьеру в кино, но, как минимум, один их фильм точно не останется незамеченным. «В цвету» уже побывал на нескольких фестивалях и отовсюду привозил призы. Пожелаем им удачи и в Одессе.

Мириам Бокерия, Нана Эвктимишвили, Лика Баблуани

16.07.2013

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Spam Protection by WP-SpamFree